apafnutiy (apafnutiy) wrote,
apafnutiy
apafnutiy

Categories:

О коммунизме и марксизме

Хочется сказать отдельное спасибо Б.Юлину (sha_julin) и Д.Пучкову за своевременный подогрев темы о коммунизме и марксизме, их активное участие подтолкнуло спорящих к изучению работ классиков марксизма-ленинизма и текстов СВ. А это явление однозначно положительное в наше-то время всепроникающего регресса.
Ещё раньше, до активизации Тупичка, мы обсуждали статью «О коммунизме и марксизме – 4» в газете «Суть времени». Тогда казалось, что тема совсем не интересная для ЖЖ, но сейчас кажется иначе, поэтому решил опубликовать те рассуждения.
Короче, всё началось с дискуссии вокруг фразы С.Кургиняна: «С одной стороны, капиталистам, конечно, нужно в максимальной степени недоплатить трудящимся, дабы увеличить свои доходы», - вроде бы Маркс писал не так.

1. Вначале необходимое методологическое отступление, см. схему:


Человеку реальность дана в ощущениях. Представляется, что в соответствии с данным  природой/богом, исходя из собственного «багажа» ценностей, опыта, образования и т.д., человек овнутряет эти ощущения и как бы «реконструирует» реальность, строит некую умозрительную модель. Такая модель а) должна в какой-то мере соответствовать реальности (назовём это адекватностью), б) в целом является упрощением реальности, в) не может быть полностью осознана и формализована посредством слов, образов иных знаковых систем. Оставляю за скобками непрерывную корректировку такой модели внешними, внутренними импульсами, экспериментом (воздействие – ответ).
Говоря об «объективных общественных процессах», человек говорит о собственном понимании этих процессов исходя из своей модели реальности и анализируемых фактов. При этом «дистанция» от данного конкретного понимания до истины всё равно сохраняется. Собственно, ничего нового в этом нет, классики нам уже постулировали – истина есть соответствие понятия предмету и предмета понятию. Существует позиция, сообразно которой абсолютная истина не достигается, но к ней можно и должно стремиться посредством мышления, познания и т.д.
Также необходимо заметить, что в реальной жизни для решения стоящих задач необходим и достаточен определённый уровень абстракции/детализации/глубины в проработке модели. Для перехода улицы на зелёный свет не требуется знать длину его волны.

2. Посмотрим на марксизм глазами великого практика с учётом сказанного выше.
В 1913г. выходит работа В.И.Ленина «Три источника и три составных части марксизма». Немецкая философия (оформленный диалектический материализм), политэкономия (развитие английской буржуазной политэкономии), утопический социализм (постановка на новые «научные рельсы»). Если присмотреться к каждой «составной части», то можно увидеть определённые проблемы.
Например, в основе философского компонента диалектика была «истолкована материалистически», причём стройную философскую систему Гегеля «ставили на ноги» и «очищали от мистической формы» лихо, с присущим революционерам рвением и колкой риторикой. Кстати, и Ленин отличался «особой научностью» в подходе: «первая строка ахинея, вторая гениальна», «небо долой: материализм» и т.д. Возможно дело в том, что нельзя уйти от субъективного момента в построении философской системы (см. замечания Вернадского В.И.). Представляется, что фактически это было адаптацией философии Гегеля к текущей на тот момент модели (см. схему выше). Возможно, такой подход оправдан (да и советский опыт подтверждает то, что эта философия может разделяться массами), но, тем не менее, подобное «переворачивание» обесценивает тезис Гегеля о самодвижении мысли, понятия, мышления, связанном с внутренним противоречием моментов, истина которых в третьем движении.
За проблематизацию следующей «составной части» берётся уже Р.Люксембург, справедливо ставя под сомнение корректность марксовской модели, мы помним границы, которые определял сам Маркс: «с целью рассмотреть объект нашего исследования во всей полноте, свободным от искажающего влияния побочных обстоятельств, мы представим весь мир в виде одной – единственной нации и предположим, что капиталистическое производство установлено повсеместно и во всех отраслях промышленности». Это же подтверждает В.И.Ленин, как пишет С.Кара-Мурза: «модель расширенного воспроизводства легитимирует современный капитализм, ибо представляет нынешнее потребительское благоденствие Запада как следствие совместных усилий его рабочих и предпринимателей, которые только и представлены в цикле воспроизводства. В.И.Ленин, прямо этого не говоря, показывает, что в цикл расширенного воспроизводства экономики Запада непрерывно впрыскиваются огромные средства извне». Очевидно, что если наша цель приблизиться к истине (доуточнить модель), то необходимо переосмысление адекватности и этой «составной части марскизма».
О третьей «составной части» также впору говорить всерьёз, причём изначально все части составляют единое целое, поэтому от этого разговора даже ортодоксальным марксистам не уйти – ведь перед нами эпоха, наполненная стремительным подъёмом с одной стороны, а с другой – налицо сдача завоеваний социализма в Союзе. И теперь мы в силах подходить к этим событиям не только философски, но и научно (см. ссылку на Вернадского выше).
Т.о., налицо проблематизация адекватности (соответствия реальности) классической модели.

3. Вернёмся к тому, с чего начали. В качестве аргумента, якобы показывающего неточность фразы Кургиняна, мне показали цитаты из работ Маркса. Здесь хотелось бы остановиться подробнее. Заодно продолжим изучать адекватность модели (что важно, по первоисточнику, а не по перепевам/пересказам).
Цитата из Маркса «рабочий – свободная личность и располагает своей рабочей силой как товаром и что, с другой стороны, он не имеет для продажи никакого другого товара», это из «Капитала», необходимо всё же привести полную цитату: «…гол, как сокол, свободен от всех предметов, необходимых для осуществления своей рабочей силы». Выходит, рабочий – «гол как сокол», не имеет не только «предметов для осуществления своей рабочей силы», но и «никакого товара для продажи» кроме своей рабочей силы.
Кого сейчас можно называть рабочим в том смысле, в котором об этом писал Маркс? Сколько сейчас таких рабочих? Мне с ходу на ум приходят лишь гастарбайтеры, живущие в теплушках, практически на казарменном положении, а также беженцы в палаточных городках. В качестве иллюстрации можно привести такое (здесь и ниже выделение моё – apaf.): «с 10 000 рабочих, живущих по казармам заводских посёлков, иногда со своими собственными железными дорогами и гаванями, – являются типичными представителями немецкой железной промышленности» (В.И.Ленин «Империализм как высшая стадия капитализма»). Примечательно, что Энгельс в 1858г. в письме Марксу упоминает такую интересную конструкцию – «буржуазный пролетариат». Он пишет: «Английский пролетариат фактически всё более и более обуржуазивается, так что эта самая буржуазная из всех наций хочет, по-видимому, довести дело в конце концов до того, чтобы иметь буржуазную аристократию и буржуазный пролетариат рядом с буржуазией. Разумеется, со стороны такой нации, которая эксплуатирует весь мир, это до известной степени правомерно».
Идём далее, Маркс: «Стоимость рабочей силы, как и всякого другого товара, определяется рабочим временем, необходимым для производства, а следовательно, и воспроизводства этого специфического предмета торговли. … производство рабочей силы состоит в воспроизводстве самого индивидуума, в поддержании его жизни». Опять же цитирую Маркса чуть дальше: «в противоположность другим товарам определение стоимости рабочей силы включает в себя исторический и моральный элемент. Однако для определённой страны и для определённого периода объём и состав необходимых для рабочего жизненных средств в среднем есть величина данная». Это наблюдение Маркса можно соотнести с текущей реальностью через установленные законом минимальную оплату труда и минимальный прожиточный минимум. Понятно, что такое соотнесение очень грубое, но, тем не менее, оно имеет место. Очевидно, что реальная неусреднённая «стоимость рабочей силы» ввиду индивидуальных потребностей конкретного рабочего может варьироваться оч. широко.
В примере Маркса для производства рабочей силы нужно 6 часов из 12 часового рабочего дня, он пишет: «Это количество труда, необходимое для ежедневного производства рабочей силы, составляет её дневную стоимость, или стоимость ежедневно воспроизводимой рабочей силы. Если полдня среднего общественного труда выражается в массе золота в 3 шиллинга, или в один талер, то талер есть цена, соответствующая дневной стоимости рабочей силы. Если владелец рабочей силы ежедневно продаёт её за один талер, то её продажная цена равна её стоимости, и по нашему предположению владелец денег, снедаемый желанием превратить свой талер в капитал, действительно уплачивает эту стоимость».
Т.о., имеем, что стоимость рабочей силы определяется временем, выражается деньгами, владелец денег «действительно уплачивает эту стоимость».
Возвращаемся к тезису Кургиняна? Или ещё прочтём у Ленина, например, такое: «…улучшение условий сельского хозяйства сводится к улучшению положения масс, к повышению заработной платы и уменьшению прибыли».
Какие выводы можно сделать уже сейчас?
Во-первых, модель Маркса не безусловна, проблематизирована её адекватность.
Во-вторых, это не значит, что мы должны выбросить его труды, как не соответствующие этой реальности. Это значит, что мы должны учитывать полученные результаты (фундаментальные – сущность капиталистической эксплуатации, внутренние противоречия капитализма, отчуждение человека от человеческого), калибровать их адекватность, держать в уме исторический контекст, наконец, иметь уважение к величайшим деятелям, как писал Ленин: «такие ошибки гигантов революционной мысли, поднимавших и поднявших пролетариат всего мира над уровнем мелких, будничных, копеечных задач, – в тысячу раз благороднее, величественнее и исторически ценнее, правдивее, чем пошлая мудрость казённого либерализма...» (об ошибках «в определении близости революции, в надеждах на победу революции … в вере в близость германской "республики"»).
В-третьих, понимать, что одно и то же может быть выражено разным языком. И если цель не охрана исходных текстов (ортодоксия), а понимание, освоение и движение вперёд, то необходимо видеть и то, что связывает языки, и то, что их разводит, при этом двигаться к повышению адекватности модели, т.е. заниматься не только буквоедством.

4. Повышение адекватности модели можно проиллюстрировать на следующем примере. Наукой установлено, вода кипит при ста градусах Цельсия. Практикой установлено, что яйцо варится вкрутую около 5 минут. И вот как объяснить альпинистам от чего им надо на высоте под 20 минут яйца варить? Это исключение из правила? Говоря словами Маркса, «всехитрейшее провидение»? Что делать? Отмахнуться или разобраться? Защищать первоначальные утверждения или развить их, дополнив фразой «в нормальных условиях»? Я за второе.
В годы Маркса, Энгельса и Ленина научная дисциплина – общая теория систем – только начинала развиваться. Сейчас эта дисциплина достаточно проработана. В статье «Судьба гуманизма» С.Кургинян приводит красочный пример с мостом: «если выявить собственные частоты моста как динамической системы и начать воздействовать на мост именно на его собственных частотах, то можно мост очень сильно раскачать, причём с минимальными затратами усилии». Далее он переходит от иллюстрации к предмету: «…общества – это сложнейшие динамические системы. Внутри таких систем всегда идёт борьба противоборствующих тенденций. Констатация наличия такой борьбы, порождающей движение системы по определённой траектории (где под траекторией имеется в виду совокупность точек, каждая из которых определяет параметры системы в определённый момент времени), – это альфа и омега т.н. диалектического подхода».
Короче говоря, вот вам объективный момент – то, что системщик может назвать «собственными колебаниями» динамической системы, а вот субъективный – «вынуждающие колебания» некоторого субъекта. Входит в резонанс – наблюдайте качественное изменение системы, не входит – c`est la vie.
Рискну в грубых штрихах выразить мысли на языке теории систем.
Марксизм суть описание модели «собственных колебаний» системы того времени. Ленин и Сталин как гениальные политики-практики развивали эту модель. Тут и борьба с ижевским рабочим полком Колчака без классовых шор, и ставка на крестьянство (хотя, надо отметить, что Маркс уже в 1956г. в письме Энгельсу что-то подозревал, что «всё дело в Германии будет зависеть от возможности подкрепить пролетарскую революцию своего рода вторым изданием крестьянской войны»), и решение строить социализм в одной стране и т.д.
«Вынуждающие колебания» партии большевиков вошли в резонанс – потому и произошли качественные изменения системы. Мало того, они верили в то, что познали «объективные законы» (см. п.1) и что их выводы с неминуемой точностью сбудутся в реальности (многое сбылось, многое нет, например, см. в п.3 высказывание Ленина об ошибках).

5. Подводя итог.
Во-первых, для придания веса собственной аргументации можно упоминать «объективные законы». Это дело хорошее, но серьёзный оппонент легко может подловить «познавшего объективное». Тем не менее, нельзя плевать на обобщённые данные, хотя и стоит держать в уме, что статистическое прогнозирование всегда ВЕРОятностное. Выделение не случайное, вопрос предельных оснований для политического действия – вопрос не только фактов, чутья, но и веры.
Во-вторых, если существует «вера в беспредельные возможности человечества, обретаемые им в процессе благого восхождения», то за воплощение этого можно и должно бороться.
В-третьих, для продуктивной борьбы необходимо искать «собственные колебания», в т.ч. изучая общество как динамическую систему. Развивая мысль Маркса, выраженную им в 11-м тезисе о Фейербахе, С.Кургинян пишет: «Настоящее постижение мира возможно только при состоятельности постигающего субъекта в том, что касается возможности преобразования мира». И дело состоит в том, чтобы создать «постигающий субъект».
В-четвёртых, в поисках «собственных колебаний» и для оформления «вынуждающих» нет смысла суживать поле методов до классики, которая небесспорна. Но и отбрасывать её никак нельзя (да и не получится – привет «снятию» по Гегелю), т.к. перед нами богатейшая «энциклопедия», связка теории и практики.
В-пятых, совсем не факт, что наше стремление сможет изменить сложившуюся систему, но если вера сильна, то необходимо сделать всё, чтобы «не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жёг позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире – борьбе за освобождение человечества».

Postscriptum: Подробнее о понятии коммунизма можно ознакомиться в статьях товарищей "О коммунизме и примитивизме -2" (в статье отсылка к первоисточникам - ЭФР К.Маркса), а также "Коммунизм и коммунизмы" (отсылка и к первоисточникам и к актуальной полемике). Рекомендую прочитать.


Tags: Коммунизм, Кургинян С.Е., Ленин В.И., Маркс К.Г., О коммунизме и марксизме, Размышления, Энгельс Ф.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments