September 25th, 2013

Культурная война

Что такое культурная война?
Def Марина Волчкова приводит такое определение:
Культурная война – это система действий, направленная на слом и/или фундаментальную замену духовных ценностей, культурных образцов и норм, определяющих внутренние установки личности или целого народа.

Цель По моему мнению, цель культурной войны (имеющей место в нашей стране) – замена культурной матрицы человека, перестройка культурного ядра для изменения уклада жизни, создания полноценного общества потребления.
Какие основания?
Советник президента Б.Ельцина А.Ракитов утверждал
Было бы очень просто, если бы переход к этой цивилизации и этому рынку осуществлялся в чистом поле. Ведь переход от нецивилизованного общества к цивилизованному куда проще, чем смена цивилизаций. <…> Подобные радикальные изменения невозможны без революции в самосознании, глубинных трансформаций в ядре культуры.

Задачи Для достижения такой цели деструкторам необходимо решить несколько связанных задач. Выделю их.
1. Отказ от идеалов.
Фон Хайек и его последователи с упоением рассуждали о том, что любое идеальное – это дорога к насилию, к несчастью, к катастрофе.
2. Дискредитация нравственных образцов, общечеловеческих, христианских ценностей. Героизм, самоотверженность, жертвенность, коллективизм, любовь к Родине высмеиваются, оплёвываются (через неполноценность личности в том числе).
3. Демонтаж благостного представления о материнстве. Разрушение образа женщины-матери и связанных с ним образов Божьей Матери, Родины-Матери. Воинствующее отрицание безусловной материнской любви.
За примерами ходить далеко не надо: инфантильный культ глянца, «Фемен», сообщество «Чайлдфри».
4. Отказ от новых идей как таковых (схожесть с постмодернистскими веяниями: всё уже придумано и т.п.).
Герой современного гов кино «Бумажный солдат» (прототип – Юрий Гагарин), трясясь от страха, выдавливает: Идеи никого счастливыми не делают. Скорее несчастными... Идеи коверкают нас.
5. Размывание границ между истиной и ложью, добром и злом.
Патриарх Кирилл говорил, что в скором времени на повестке дня будут стоять не гомосексуальные браки, а разрешение педофилии (добавлю – и инцеста). Патриарх отметил: Постмодерн вместо истины вводит плюрализм. <…> Истины и лжи не существует. Стирается граница между добром и злом. Приход Апокалипсиса будет именно таким.

Средства Какие средства используются?
1. Пропаганда через искусство (т.н. «современное» и не только):
• кинофильмы («Покаяние», «Утомлённые солнцем-2», «Бумажный солдат» и проч.);
• спектакли («Голая пионерка» с Ч.Хаматовой, «Кыся» с Д.Нагиевым, «работы» Виктюка и проч.);
• медийные «звёзды» (поддержка сообщества «Чайлдфри», феминисток и сомнительных активисток типа «Пусси райот» и т.п.);
• т.н. галеристы (М.Гельман, его братия и т.п.).
2. Пропаганда через СМИ:
• формирование «правильных» новостей, нужной картины мира;
• повышение общей тревожности общества, что является необходимым для общества потребления. В последнем десятилетии зафиксирован трёхкратный рост самоубийств в России среди молодёжи. Э.Фромм начинает свою книгу «Здоровое общество» со статистики самоубийств, где в лидерах – страны Запада. Что ж, правильной дорогой идём!..
3. Пропаганда через работы «специалистов»:
• Фон Хайек и его последователи;
Т.Ародно, который утверждал: Освенцим доказал, что культура потерпела крах. То, что могло произойти там, где живы все традиции философии, искусства и просветительского знания, говорит о чем-то значительном, а не просто о том, что дух, культура не смогли познать человека и изменить его. После Освенцима любая культура вместе с любой её уничижительной критикой – всего лишь мусор.
Хотя (исходя из формальной логики) напрашивается иной вывод: культура должна быть необходимым условием, но, увы, не может быть достаточным.

В заключение хотел бы процитировать не слишком известные (а жаль) строки Н.В. Гоголя из «Развязки Ревизора»:
Не то дурно, что нам показывают в дурном дурное, и видишь, что оно дурно во всех отношениях; но то дурно, если нам так его выставляют, что не знаешь, злое ли оно или нет, то дурно, когда делают привлекательным для зрителя злое, то дурно, что мешают его в такой степени с добром, что не знаешь, к которой стороне пристать, то дурно, что доброе показывают нам таким образом, что в добре не видишь добра.
<…>
То дурно, что в добре не видишь добра. <…> Зритель выходит из театра и сам не знает решить, что́ такое он видел: злой ли человек или добрый был перед ним. К добру не влечёт его, от зла не отталкивает, и остаётся он точно как во сне, не извлёкши из того, что видел, никакого для себя правила, к чему-нибудь пригодного в жизни, сбившись даже и с той дороги, по которой шёл, готовый пойти за первым, кто поведёт, не спрашивая, куда и зачем.